Другими глазами

Впервые изображение этой модели появилось в одном из итальянских журналов. Снимок был сделан, что называется, с кормы, поэтому тогда облик машины как-то не осел в голове: фургон он и есть фургон. Во второй раз довелось её лицезреть уже вживую. Эти смешные машинки стояли шеренгой у здания аэропорта провинциального французского городка Ван, куда нас, российских журналистов, в общем-то, и привезли для их обкатки.


В обычной предстартовой суете как-то недосуг было восстанавливать ассоциации, связанные с приветливой мордашкой фургона. Только потом из глубин памяти всплыли мартовская Женева и концепт-кар от Renault с загадочным именем «Пангея»… Бог ты мой, кто бы мог подумать, что причудливые формы концепции — сиречь автомобиля будущего — тем временем воплощались в… обычный коммерческий автомобиль, машину- фургон! Впрочем, так ли он обычен?

Концептуально автомобиль вырос из знаменитого «Renault 4», идея которого, как известно оказалась весьма плодотворной. Машинка выпускалась более тридцати лет, вплоть до 1992 года, и разошлась приличным тиражом, перевалив отметку 8 миллионов штук.

Уникальность, а вернее, универсальность «Renault 4» — легкого, недорогого грузопассажирского фургончика, способного трансформироваться из чисто коммерческого в автомобиль для прогулок или выезда на природу, — грешно было зарывать в землю. Идею развили, осовременили, если так можно выразиться, явив миру вроде бы универсал с хорошо развитым по высоте, как у однообъемника, кузовом. Последнее обстоятельство позволило получить поистине гигантский объем багажного отделения — 600 литров в пассажирском варианте и 2600 — при сложенных задних сиденьях! В эдакое пространство свободно възжал небольшой тракторишко, приспособленный для уборки тротуаров.

Честно говоря, наше отношение к компоновке автомобиля было поначалу нейтральным. Да, несомненные его преимущества перед аналогами чувствовались. Чего стоила, например, боковая сдвижная дверца, до которой конкуренты Renault, выпускающие похожие фургоны, пока не додумались. Или люк в крыше, вделанный в аккурат над задними распашными дверками, дающий возможность перевозить длинномерные предметы. Но, как нам казалось, для европейцев, и французов в частности, все это не очень актуально. В конце концов француз — не подмосковный дачник, использующий автомобиль только по дачному предназначению. Мы здорово ошибались. Дело в том, что маршруты нашего драйв-теста пролегали в основном по дорогам Бретани, невероятно запутанным с точки зрения российского автомобилиста. Были остановки, какие-то уточнения, в ходе которых проявлялось очень живое любопытство французов к нашему фургону — ведь этих автомобилей они пока не встречали. Словом, реношники попали в самую точку. Не зря трудились над машиной аж 44 месяца! И мы невольно смотрели на это чудо дизайнерской и инженерной мысли уже другими глазами. Этот взгляд был сродни взгляду модницы, оказавшейся вдруг на просторах medeleine, где всего полно, чтобы с женской точки зрения выглядеть на все сто. Тут тебе и шляпки, и сумочки, и платья, и костюмы — одно изысканней другого. Я бы назвал это взглядом удовлетворенной требовательности, когда ты пришел и увидел то, что тебе было нужно.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *